13:55 

Шано
Из того же справочника (Города России в 1904 г.). В Уфе цены на продукты были сопоставимы с современными: чёрный хлеб - 2 коп. за фунт или на наши деньги 24 руб. за буханку, мясо лучшего качества - 12 коп. за фунт = 360 совр. руб. за кг. При этом зарплаты низшей категории работников были шокирующе нищенскими. Мужская прислуга получала в месяц 8 руб., женская 5 руб., что соответствует 9600 и 6000 совр. руб. Прислуге, правда, не приходилось платить за жильё. Чернорабочим было хуже. Им платили подённо (и наверняка работа была не каждый день), мужчинам 60 коп., женщинам 35 коп. (интересно, чем занимались женщины-чернорабочие?) При оптимистическом предположении, что они имели работу 20 дней в месяц, это пересчитывается в месячную зарплату 14400 и 8400 совр. руб. Больше, чем у горничных, но работа не в пример тяжелее, и надо снимать жильё за свой счёт. Там же, в Уфе, аренда самой дешёвой квартиры (без отопления и освещения) стоила 120 руб./год = 12000 совр. руб./месяц. Три женщины-чернорабочие, снимая такую квартиру в складчину, тратили бы на жильё около половины заработка (напомню, при оптимистическом предположении, что у них была бы работа 20 дней в месяц). В общем, условия немногим лучше таджикских.

Ещё пара фактов оттуда же. Электричество в Перми и Екатеринбурге (по Уфе данных нет) стоило около 3 коп. за "100 уатт". Непонятно, что имеется в виду - ватт-часы? ватт-сутки? Если первое, то это 360 совр. руб. за кВт*ч - невообразимо дорого по нынешним временам, но надо помнить, что не было ни холодильников, ни стиральных машин, ток потребляли только лампочки.

Любопытны также цены на керосин: русский стоил в Москве 3-4 коп./фунт, американский 70-80 (на наши деньги 70-100 руб./литр и 1700-2400!!! руб./литр). Нежели русский керосин был настолько дерьмов, что имелся спрос на американский за такую цену?

Оригинал поста: https://robert-ibatullin.dreamwidth.org/229832.html.

@темы: деньги, 20 век: Россия и вокруг нее

13:37 

Шано
Фото Владимира Лямкина.

На рисунке Николино Калио (1840-е годы), изображены трое членов знаменитой банды "Бауэри-Бойз" и не менее знаменитая нью-йоркская свинья в поисках мусора.
До того времени, как власти Нью-Йорка озаботились регулярным вывозом мусора (поначалу его просто сбрасывали в Гудзон или Ист-Ривер) функцию мусорщиков в городе выполняли обычные свиньи. Они бесконтрольно шлялись по кварталам и жрали разнообразные пищевые отходы выкидываемые из окон горожанами (тогда это было нормальной практикой). Чистоты это, само собой, не приносило, но значительно уменьшало количество гниющих и разлагающихся отходов, а значит и неприятных запахов. Для владельцев свинарников такое положение дел было крайне выгодным, так как позволяло не тратить денег на откорм разводимой ими скотины, которую они потом с большой выгодой продавали мясникам.
Свиней на улицах было так много, что часть Мидтауна в районе Шестой и Седьмой авеню в народе именовали "Свинным городом" или "Городом вони". Крайне недовольными оставались жителей приличных (и более чистых районов) так же страдавших от набегов свиней. Это приводило к различным запретительным мерам, штрафам и попыткам полностью убрать свиней с улиц города. Концом эпохи стал 1859 год, когда власти Нью-Йорка направили целую армию инспекторов и полицейских на борьбу с владельцами свинарников поставив их перед простым выбором: либо они избавятся от свиней, либо их конфискует город. Тем не оставалось ничего другого, как подчинится требованию властей и со свиньями на улицах было покончено. До создания Департамента по уборке улиц оставалось еще долгих 22 года.
В "Американских заметках" Чарльза Диккенса есть пара абзацев посвященных нью-йоркским свиньям-мусорщикам:
"Давайте снова пойдем по веселым улицам. Опять Бродвей! Те же дамы, одетые в яркие цвета, прогуливаются взад и вперед, парами и в одиночку, а чуть подальше - тот самый голубой зонтик, который раз двадцать проплыл мимо окон отеля, пока мы там сидели. Вот тут мы перейдем улицу. Осторожно - свиньи! Вон за экипажем бегут рысцой две дородные хавроньи, а избранная компания - с полдюжины хряков - только что завернула за угол.
Они - городские мусорщики, эти свиньи. Ну и безобразная же, надо сказать, скотина: по большей части у них костлявые бурые спины, похожие на крышки старых сундуков, из обивки которых торчит конский волос, и сплошь покрытые какими-то весьма неаппетитными черными пятнами. Ноги у них длинные, тощие, а рыла такие острые, что, если бы уговорить одну из них позировать в профиль, никто не признал бы в ней сходства со свиньей. О них никто никогда не заботится, не кормит их, не загоняет и не ловит; с раннего детства они необыкновенную сообразительность. Каждая свинья отыскивает свое жилье куда лучше, чем если бы ей кто-либо его указывал. В этот час, перед наступлением тьмы, можно видеть, как они десятками бредут на покой, всю дорогу, до самой послед ней минуты, не переставая жрать. Иногда какой-нибудь объевшийся или затравленный собаками юнец понуро трусит домой, точно блудный сын; но это редкое исключение: их отличительные черты - полнейшее самообладание, самоуверенность и непоколебимое спокойствие." www.facebook.com/groups/970380979690235/permali...

@темы: Сантехнически-гигиеническое, 19 век, СшА

Е-18

главная